Барьеры – только в голове: Как общество лишает выбора людей с инвалидностью

Люди с инвалидностью хотят быть творческими и активными, но из-за независимых от них обстоятельств не могут реализовать весь свой потенциал.

Харьковчанка Ива Стышун – арт-куратор, художница и организатор социально-художественных проектов. В свое время она имела возможность убедиться, как барьеры и преграды мешают самореализации людей с инвалидностью. Сама Ива является неслышащим человеком. Также она активистка, которая борется за инклюзию. Свой рецепт выйти за пределы созданного обществом ограниченного мира она рассказала в интервью Depo.Харьков.

Ива, расскажите, пожалуйста, как вы решили стать художницей?

– Рисовать я начала рано – где-то с шести лет. Это не было моим желаниям. Скорее всего, это что-то ситуативное – родители хотели, чтобы я училась рисовать. Такая у них была мечта. И у меня это получалось. В принципе, я многое любила делать, но сконцентрировалась именно на лепке, рисовании. Поступила в художественный лицей, а затем – в Худпром. И это было для меня тяжело.

Что я помню из детства, – это то, что мне нравилось организовывать, устраивать игры, общественные инициативы. У меня все время были спектакли, все дети из села принимали участие в каких-то моих проектах – кинопоказах, выступлениях. Я даже организовала сообщество защиты дворов. Но почему-то сконцентрировалась именно на творческих навыках – писала стихи, картины. Однако были моменты, когда я снова возвращалась к организаторской работе. Например, оформляла КВН. Перешла в театральный институт, там больше занималась стенографией, работой в команде. Участие в процессах с участием людей мне была больше по душе.

С какими проблемами и барьерам вам пришлось столкнуться?

– Самым сложным для меня было то, что я не слышу. А весь процесс обучения в наших вузах происходит в формате лекций. Мне было трудно их посещать, особенно в Худпроме, где лекции были рассчитаны на большое количество людей. В большом лекционном зале мне ничего не было слышно. Я почему-то не понимала, что это моя потребность и что можно обратиться за помощью или требовать для себя какие-то индивидуальные условия. Я пыталась справиться сама, ходила в библиотеки. И, соответственно, все эти пропуски лекций портили мне ситуацию в обучении. Мне приходилось как-то оправдываться, разъяснять. В конце концов, меня отчислили из Худпрома. В театралку я поступила уже после него, но и там долго не задержалась. Не получилось задержаться, потому что я училась на театрального критика, а там надо было слышать спектакли. А я их не слышала. Я поняла, что мой слух не дает мне возможность освоить эти профессии. Но поскольку это было уже два института, две попытки, на третью я как-то не решилась. И просто затворницей поехала в деревню и пыталась понять, что хочется делать.

Как это потом повлияло на вашу творческую карьеру?

– Я прошла свой путь, пытаясь быть творческим человеком, критиком. Кафедры искусствоведения в Худпроме тогда еще не было, поэтому я поступила на театроведение. Планировала понять искусство как теорию. Они дали мне два немного разных ракурса – когда ты творишь искусство и когда ты его оцениваешь сторонним взглядом, пытаешься объективно оценить, найти определенные критерии. Также я почувствовала, как тяжело человеку, который имеет определенные ограничения, конкурировать на уровне, существовать в общей соревновательной системе. Ты все равно тратишь больше ресурсов и не достигаешь того, чего хочешь, разочаровываешься в этом. И в какой-то момент я сконцентрировалась на том, чтобы создавать что-то руками. Я делала барельефы, получала за это деньги. Это было довольно модным в конце 1990-х – начале 2000-х.

Я сосредоточилась не на творчестве, а на зарабатывании денег. Решила, что творческую конкуренцию я просто не осилю. Общаться мне было трудно. Поэтому я не ходила на выставки, не следила за развитием искусства. Но в любом случае, если ты что-то ценишь – искусство или творческий дух – это все просит выхода. И со временем я поняла: если делаешь вещь на заказ, то все равно не можешь реализоваться как творческий человек. Ты ограничен теми условиями, кроме того, ее, эту вещь, никто не видит. Это какая-то закрытая ситуация. Я вспомнила, что хочу общаться с людьми и делать совместные проекты. Но именно опыт того, что я что-то преодолевала, дал мне понимание, кого именно звать в свои проекты.

 

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X