На низком старте: кто и как готовится к харьковским выборам-2021

19 мая Киевский международный институт социологии опубликовал результаты исследования, согласно которым действующего и.о. мэра Харькова Игорь Терехов лидирует в мэрской гонке (36,5% от определившихся с выбором против 21,5% у Михаила Добкина и 15% у Юлии Светличной). Показателен и заголовок, которым на «Украинской правде» сопроводили новость об итогах опроса – «Харьковчане ответили, кого видят преемником Кернеса». Хотя вопроса непосредственно о «преемственности» в анкете не было, заголовок полностью соответствует ключевому месседжу предвыборной кампании Терехова.

Источник: сайт КМИС.

Если разбить на месседжи данные из таблицы о балансе доверия к потенциальным кандидатам, то они также соответствуют интересам штаба Терехова: например, в подчеркивании негативного баланса доверия к Кириллу Кернесу (вероятно, чтобы показать отсутствие перспектив у самостоятельной игры активизировавшегося в соцсетях сына бывшего мэра), и наоборот – выведение на второе место по балансу доверия Евгения Мураева, выдвижение которого гораздо сильнее ударит по Добкину, чем по Терехову.

Еще любопытнее выглядят партийные рейтинги, согласно которым «Блок Кернеса- Успешный Харьков» при Терехове набирает больше, чем при живом Кернесе (45% против 38% на выборах в городской совет). Отчасти это можно попытаться объяснить перетоком голосов из-за снижения поддержки ОПЗЖ (16% при результате в 21% на выборах), но всё равно выглядит странно. И если включать в мэрскую анкету Евгения Мураева с субъектом выдвижения в лице его партии «Наши», то почему этот же проект не включить в партийную анкету – возможно, тогда бы и не было эффекта, что при Терехове рейтинг «Успешного Харькова» выше, чем при Кернесе.

Почти двумя неделями ранее, 7 мая, были обнародованы итоги другого опроса – от социологического центра «SOCIS», которые практически в точности совпали с цифрами КМИСа. Рейтинг Игоря Терехова – 31% от определившихся с выбором, у Михаила Добкина – 22%, у Юлии Светличной – 15%. Что характерно – оба центра указывают достаточно скромную выборку в 800 респондентов, что, соответственно, увеличивает возможную погрешность. Исследование «Социса» также примечательно заявленной методологией телефонного опроса.

При этом важно подчеркнуть, что и КМИС, и «SOCIS» являются признанными старожилами и одними из лидеров социологического рынка Украины. Вместе с тем, директор КМИСа Владимир Паниотто на вопрос журналистов о заказчиках исследования отвечать отказался, сославшись на прописанную в контракте статью о неразглашении и предусмотренные штрафные санкции.

Далее открытую социологию с лидерством Терехова подхватил пул всеукраинских и региональных СМИ, ссылки на нее выдавались харьковским пользователям соцсетей в качестве таргетированной рекламы, ею наполнили местные telegram-каналы. Инфоповоды масштабировались путем привлечения киевских политологов, которые комментировали результаты в лояльной к Терехову тональности, что позволяло СМИ делать новости на основе уже их комментариев, поддерживая интерес к теме.

Нет смысла перечислять всех привлеченных «экспертов по Харькову» – тренды этого рынка хорошо иллюстрируется на примере двух публикаций известного украинского политолога Вадима Карасева. Так, еще 13 апреля эксперт подчеркивал, что «Игорь Терехов, уступающий на старте своему главному конкуренту Михаилу Добкину в узнаваемости и популярности среди харьковчан, пытается наверстать упущенное, но делает только хуже. На фоне такой работы действующей харьковской власти, Добкин выглядит для харьковчан все более предпочтительно». Тогда как 10 мая он прокомментировал рейтинги «SOCIS» в противоположной тональности: «Харьковчане хотят видеть в кресле мэра хозяйственника, а не политика, пусть и всеукраинского масштаба, каким является Добкин. Так же харьковчане утвердились во мнении, что именно Терехов преемник дела Кернеса. Уже 8 месяцев город живет без Геннадия Адольфовича, но для горожан, фактически, ничего не изменилось. Механизм городской власти работает так, будто Кернес на месте: Харьков по-прежнему чист, мусор вывозится, дороги ремонтируют, инфраструктурные проекты реализовываются».

Пул лояльных к Михаилу Добкину сайтов и экспертов выглядит куда скромнее, тогда как остальные потенциальные кандидаты выжидают и не торопятся активизировать работу в медиа-сфере, ограничиваясь только собственными СМИ.

Терехов vsДобкин

Кейс празднования 9 мая в Харькове, о котором мы подробнее писали в отдельном материале Центра, подчеркнул, что Игорь Терехов и Михаил Добкин во многом борются за один и тот же электоральный сегмент. Ключ к этому сегменту оба видят в отождествлении собственного образа с Геннадием Кернесом, конкурируя за некую преемственность с бывшим мэром в глаза харьковчан.

На стороне Добкина здесь:

  • стартово более устойчивая ассоциация тандема «Добкин-Кернес» (2006-2014 годов);
  • более последовательный политический бэкграунд (сам Добкин это всячески подчеркивает: к примеру, свой поздравительный ролик к 9 мая экс-губернатор сопроводил комментарием: «харьковчане отличают флюгер от знамени победы»);
  • аргумент о патронаже над Тереховым со стороны Арсена Авакова;
  • всеукраинская медийность и известность (неспроста штаб Добкина пытается форсировать тему дебатов с Тереховым, но ожидаемо получает отказ).

Источник: кадр из видео-ролика Добкина (январь 2021-го), в котором используются изображения и закадровый голос Кернеса.

На стороне Терехова:

  • ассоциации через партию «Успешный Харьков» и ситуативный альянс с сыном бывшего мэра, Кириллом Кернесом (который, впрочем, может стать угрозой, а не партнером для Терехова как до, так и сразу после завершения мэрских выборов);
  • контроль рынка рекламных плоскостей в городе;
  • более активная работа с региональными медиа;
  • административный ресурс и возможность для PR на любых событиях в городе.

Источник: FB-страница «Первая столица».

Показательно, как в этой внутривидовой борьбе команда Терехова транслирует тезисы об «истинной преемственности», вуалируя их под критику своего кандидата со стороны оппонентов. Например, в интервью лидера «Национального Корпуса» Андрея Билецкого (близкого к Арсену Авакову) утверждалось, что именно Терехов – это настоящий преемник и продолжатель «ватной политики» Кернеса, а Добкин – «это несерьезно». Интервью активно продвигалось на тех же площадках и комментировалось тем же пулом экспертов, что и другие лояльные к Терехову публикации.

Вместе с тем, допуская вероятность второго тура в формате «Добкин vs Терехов», команда действующего и.о. мэра озадачена тем, чтобы «проукраинскому Харькову» подать своего кандидата как «меньшее зло» (уместны аналогии с голосованием Правобережной Украины за Леонида Кучму во втором туре президентских выборов 1999 года). Это приводит к некой дилемме позиционирования: с одной стороны, Терехов пиарится на темах из серии защиты памятника Жукову и демонстративно ведет сессии горсовета на русском языке – но, с другой стороны, ему необходимо быть «меньшим злом» для «проукраинского электората» по сравнению с Добкиным. Повлиять на это восприятие целевой аудитории могут сами кандидаты и лидеры мнений из условно «проукраинского» лагеря, формат участия которых существенно влияет на расклад.

«Единый проукраинский», шоумены в шоумэры и раскрутка партпроектов

С начала весны участились призывы о выдвижении единого кандидата от «проукраинского лагеря» – подобные дискуссии сопровождали практически каждую избирательную кампанию в Харькове и крайне редко завершались результативно. На этот раз инициативу проявил лидер местной организации «Демократичной сокири» Никита Соловьев, ее (не без некоторого скепсиса в своих прогнозах) поддержали депутаты от «Блока Светличной» Игорь Черняк и Дмитрий Булах, а вот в «Европейской солидарности» изначально заявили о планах выставлять своего кандидата без каких-либо согласований.

Однако позже «Европейская солидарность», видимо, на правах парламентской партии с представительством в Харьковском областном и городском советах, попыталась возглавить переговорный процесс определения единого кандидата. Никакой конкретной информации о результатах переговоров нет – «консультації тривають». Непонятно и то, принципиально, готова ли «Европейская солидарность» поддержать, вероятно, самого рейтингового кандидата для этого поля – Юлию Светличную, учитывая взаимоотношения между «Блоком Светличной» и местной командой «Европейской солидарности».

Тем временем, не дожидаясь никаких согласований, о своём выдвижении в мэры заявил экс-депутат горсовета Дмитрий Маринин. Его кампания строится, прежде всего, на критике Игоря Терехова, а сам себя Маринин позиционирует не как «проукраинского» или «пророссийского», но как «прохарьковского» кандидата.

В уже упомянутом интервью Андрея Билецкого лидер «Национального Корпуса» подчеркнул, что партия рассматривает возможность выдвижения своего кандидата: «Можливо, виставимо досить відомого хлопця, харків’янина, ветерана АТО, спортсмена, суспільного діяча». Вероятно, речь идет о Константине Немичеве, хотя уместно напомнить, что и сам Билецкий в Киев переехал именно из Харькова.

А пока харьковские патриоты пытались договориться, в городе появились билборды Сергея Притулы, который еще прошлой осенью участвовал в выборах городского головы Киева и набрал 7,87%. По одной из версий (СМИ, лояльного к Добкину), неожиданное появление шоумена Сергея Притулы в «харьковском кейсе» было призвано:

  • во-первых, помешать выдвижению единого кандидата от «проукраинского» лагеря;
  • во-вторых, помочь раскрутке нового партийного проекта (причем, харьковские выборы тут нужны как площадка, к которой будет приковано внимание всей страны, и целевая аудитория такого проекта – скорее, центральная и западная Украина);
  • в-третьих, помочь розыгрышу карты «меньшего зла» Тереховым через «патриотическое медиа-киллерство» Притулы в отношении Добкина (хотя, это можно делать и без статуса кандидата).

Сам же Притула 17 мая опубликовал видео, в которым билборды со своим изображением назвал провокацией и опроверг информацию о своём участии в харьковских выборах. Хотя, само это опровержение выглядело, скорее, подогреванием интереса к выборам, и в дальнейшем участия Притулы в «харьковском кейсе» (в каком-либо амплуа) отнюдь не исключает – показательно, что этот видео-ролик преследует харьковских пользователей в виде таргетированной рекламы.

Сам по себе тренд на участие в выборах внесистемных кандидатов из числа «шоуменов» (с позиционированием в стиле раннего Зеленского) вряд ли жизнеспособен с точки зрения высокого результата на мэрских выборах в Харькове. С другой стороны, он по-прежнему органичен, например, для «Слуги народа» (как иллюстрация – участие Василия Вирастюка от пропрезидентской партии на мартовских довыборах в парламент по мажоритарному округу №87).

Карнавализация политики, заложеннная в саму природу «Слуги народа», может приобрести самые разные формы на мэрских выборах в Харькове. Так, около месяца назад в одном из харьковских telegram-каналов был выложен скрин с FB-страницы певца Олега Винника о намерении участвовать в выборах от пропрезидентской партии – позже и пост в FB, и новость в telegram-канале были удалены. Тем не менее, если и рассматривать варианты участия в мэрских выборах медийных кандидатов, которых на сегодня нельзя назвать политиками, то, скорее, следует говорить о харьковчанах – поэтому, возможно, уместнее Винника здесь выглядел бы завсегдатай телепродуктов «Квартала» харьковский певец Сергей Бабкин.

Уже несколько лет дрейфует в сторону публичной политики доктор Евгений Комаровский, который 21 апреля выступал перед депутатами на сессии городского совета. В 2019 году он был советником президента, которому пророчили министерское кресло, но сейчас Комаровский всё больше пользуется оппозиционной риторикой. Идеологически Комаровский близок к «контрмайданному» полюсу (достаточно вспомнить неосторожное высказывание про готовность поехать на рыбалку с Путиным), и именно это делает его интересным (как для Офиса Президента, так и для других игроков) потенциальным кандидатом, который в коронавирусных реалиях будет выглядеть актуально и экспертно.

Достаточно давно в Харькове обсуждают возможность собственной политической карьеры для писателя Сергея Жадана – в 2014-м году он был одним из голосов сцены харьковского «Евромайдана», на последних мэрских выборах поддерживал кандидатов от «Демократичной Сокири» и «Европейской солидарности». В конце марта социологическая группа «Оперативная социология» (из Днепра) даже включала Жадана в анкету – по их данным, за потенциального кандидата готовы проголосовать 6,6% респондентов (или 8,9% от определившихся).

Учитывая всеукраинское внимание к выборам в Харькове, некоторые кандидаты действительно могут использовать своё участие для стартовой раскрутки или напоминания о своих партийных проектах с прицелом на следующие парламентские выборы. В ряде telegram-каналов прошла информация о том, что Ринат Ахметов создает новый партпроект «Украина – наш дом», фронтменом которого в Харькове может стать Михаил Добкин (хотя сам потенциальный кандидат ранее утверждал, что будет самовыдвиженцем).

Евгений Мураев, который 9 мая подтвердил журналистам возможность выдвижения своей кандидатуры, вероятно, предпримет попытку привлечь внимание и к своей партии «Наши». По информации ряда всеукраинских telegram-каналов, эта партия также входит в пул финансируемых Ахметовым и нацеленных «подобрать» электорат пикирующей ОПЗЖ.

Цугцванг для Офиса Президента

После победы Владимира Зеленского и «Слуги народа» во всеукраинском масштабе на выборах 2019 года, чаще всего, политологи проводили параллели с итальянской партией «Движение пяти звезд» и ее лидером, комиком Беппе Грилло. Пытаясь найти аналогии для «карнавального» кейса в случае с местными выборами, чаще всего, вспоминают выборы мэра Рейкьявика 2010 года и победу на них актера Йона Гнарра с его сатирической «Самой лучшей партией». И тем не менее, крайне сложно поверить в серьезные шансы шоуменов Бабкина, Винника или Поляковой на выборах городского головы Харькова осенью 2021-го. Собственно, сами итоги местных выборов-2020 показали, что маятник вернулся к общественному запросу на «крепких хозяйственников», а не «внесистемных новых лиц». Поэтому стратегия поиска «харьковского Вирастюка» для Офиса Президента означала бы смириться с достаточно низким результатом, который станет негативным имиджевым ударом по президентской команде.

Проблема в том, что проигнорировать выборы и не выставить своего кандидата – еще более слабая позиция. Уместна аналогия с «Народным Фронтом», который, заняв первое место (по пропорциональной составляющей) на парламентских выборах-2014, через год отказался от участия в местных выборах, по сути, расписавшись в собственном электоральном обнулении и стал типичной украинской партией «одного избирательного цикла». И чем меньше времени остается до выборов, тем уже становится круг потенциальных кандидатов, на одном из которых нужно будет остановиться.

По состоянию на конец весны еще можно рассматривать кандидатов с относительно невысокой общегородской узнаваемостью. Из «собственных кадров» пропрезидентской силы еще перед мэрскими выборами-2020 всерьез обсуждались кандидатуры молодых нардепов-мажоритарщиков – Александра Бакумова и Марии Мезенцевой. Сейчас, кроме них, рассматриваются варианты от другого внутрипартийного харьковского крыла – глава областной организации «Слуги народа» Павел Сушко и депутат облсовета Татьяна Егорова-Луценко. При этом, единственным депутатом «Слуги народа», открыто демонстрирующим свои амбиции участвовать в выборах мэра, является активно ведущая медиа-кампанию депутат горсовета Алина Мустафаева. Пока что она выступает в амплуа «медиа-киллера» против Игоря Терехова, не скупясь на расходы для настройки таргетированной рекламы своим роликам и постам с критикой и.о. мэра.

Однако, если положительное решение по какой-либо из перечисленных фамилий будет принято не сейчас, а ближе к концу лета – объективно времени на «прокачку» узнаваемости останется слишком мало, как и шансов на выход во второй тур. Возможно, альтернативная стратегия для Офиса Президента – это ставка на кого-либо не из «собственных кадров», а местных политиков с высокой узнаваемостью и определенным личным ядром сторонников (на недавних местных выборах-2020 в большинстве городов Харьковской области так и делалось). Еще несколько месяцев назад казалось, что именно такой сценарий и будет реализован с неформальной поддержкой Игоря Терехова (без субъекта выдвижения, но имиджевым акцентом, что «это наш кандидат», в случае победы). Однако сейчас вероятность отказа от выдвижения собственного кандидата в пользу Терехова несколько снизилась.

В близком к харьковскому бизнесмену Всеволоду Кожемяко telegram-канале «Раклы» недавно была опубликована информация о возможном выдвижении от «Слуги народа» Евгения Мураева – утверждалось, что автором такой оригинальной инициативы выступает член Политсовета «Слуги народа» Вадим Слюсарев, но шансы на согласование кандидатуры в Офисе Президента — невысоки. Да и для сторонников Мураева, жестко критикующего центральную власть, такой шаг был бы абсолютно неприемлем. С учетом патриотического смещения в позиционировании самого Зеленского более логичным вариантом выглядела бы кандидатура Юлии Светличной, хотя и в ее случае — выгоднее идти на выборы с критической риторикой в адрес действующей власти.

Таким образом, на сегодняшний день Офису Президента необходимо выбрать оптимальный ход из множества вариантов, каждый из которых ухудшает нынешнюю позицию. В шахматах такое положение называют цугцванг, а в украинской политике власть, оказываясь в цугцванге, зачастую, переворачивает доску. Тем не менее, внеочередные выборы уже назначены на 31 октября, и попытки их переноса или отмены – это тоже глобально проигрышный для президентской команды сценарий.

Резюме

За 5 месяцев до дня голосования и за 3 месяца до формального старта избирательного процесса предвыборная кампания в Харькове уже находится в активной фазе. Конкуренцию в консервативно-контрмайданном лагере, где сейчас ведутся во многом симметричные кампании Игоря Терехова и Михаила Добкина, могут усилить Александр Фельдман и Евгений Мураев. Возможно, в этом сегменте станет еще теснее – среди потенциальных претендентов называют местных влиятельных лиц и депутатов Владимира Скоробагача, Андрея Лесика, Анатолия Родзинского.

Если кто-либо из них действительно вмешается в дуэль Терехова и Добкина, вопрос формата второго тура уже не будет выглядеть так безальтернативно, а порог входа в него – снизится. Это, в свою очередь, актуализирует вопрос единого кандидата с противоположного фланга, а также стратегии, которую выберут в Офисе Президента. Успешных примеров консолидации проукраинского лагеря в Харькове крайне мало – наиболее иллюстративен кейс победы Александра Кирша от «Народного фронта» на парламентских выборах-2014 в 169-м округе.

Исходя из публикуемой социологии КМИСа и «Социса», на сегодня ближе всего к тому, чтобы оспорить безальтернативность выходящей во второй тур пары – Юлия Светличная, Евгений Мураев и Александр Фельдман. При этом и команда Светличной, и непосредственно Фельдман расценили последние рейтинги как заангажированные в пользу Терехова. Штаб действующего и.о. мэра в последний месяц заметно активизировался в работе с региональными медиа и созданием экспертного фона, донося (в том числе, через комментирование этой социологии) свой ключевой тезис о преемственности Терехова по отношению к Кернесу.

В стартовом раскладе пока выделяются несколько недостающих пазлов – кроме решений кандидатов с личным рейтингом (Фельдман, Светличная, Мураев), непонятна позиция по выборам внутренне неоднородных «Слуги народа» и ОПЗЖ. Обе политические силы выглядят неопределившимися, хотя для обеих участие в выборах имеет значение как сигнал не столько харьковским избирателям, сколько всей Украине. Если пропрезидентская партия не выдвигает кандидата, то она тем самым показывает свою слабость или констатирует наличие «теневых договоренностей» с какой-то из местных групп влияния, причем, признавая, что как формальный субъект выдвижения «Слуга народа» приносит больше вреда, чем пользы. Если же ОПЗЖ в базовом для себя Харькове не выставляет (или публично не поддерживает) кандидата – это сигнал, что партия рискует повторить судьбу «Оппозиционного блока» и к следующим парламентским выборам оказаться вытесненной из своего электорального сегмента новыми партпроектами.

 

Добавить комментарий

X

Pin It on Pinterest

X